Лекции.ИНФО


Вопрос 11. Журнал Сумарокова «Трудолюбивая пчела». Политическое кредо Сумарокова – журналиста. Авторский состав. Сумароков- критик.



 

В 1759 г. Александр Сумароков начал издавать первый частный журнал в России под названием «Трудолюбивая пчела», наполненный очерками, эпиграммами, притчами. Издание частных журналов было важным событием в развитии русской журналистики. Издаваемые частными лицами, они, в отличие от официальных журналов, носили часто оппозиционный по отношению к правительству характер. Сумароков намеревался издавать журнал «помесячно для услуги народной». «Трудолюбивая пчела» отличалась политической тенденциозностью, недаром разрешение на печатание журнала было получено не сразу, и цензура пристально следила за издателем «Трудолюбивой пчелы», что в результате и привело к прекращению издания.

Первый номер вышел в конце января 1759 г. тиражом 1200 экземпляров, последний — в декабре того же года. В журнале ощущалась оппозиционность правительству Елизаветы Петровны и поддержка находящейся в то время в опале Екатерины. Однако основным в сатирических очерках и фельетонах «Трудолюбивой пчелы», принадлежащих самому издателю, было обличение злоупотреблений, насилия, лихоимства и казнокрадства, процветающих в Российской империи. В журнале сотрудничали И. Дмитриевский, Г. Козицкий, А. Аблесимов, А. Ржевский, А. Нартов, В. Тредиаковский и другие авторы, но основная направленность журнала была связана с материалами Сумарокова, которые составляли большую часть в каждой книжке «Трудолюбивой пчелы». Если в первые полгода издания в журнале встречаются статьи по философии, филологии, истории (например: «О первоначалии и созидании Москвы», «О истреблении чужих слов из русского языка», «Об остроумном слове» и др.). то в дальнейшем в журнале усиливаются обличительные тенденции.

В своих литературно-критических статьях Сумароков полемизировал с Тредиаковским, Ломоносовым, заботясь о судьбах русской литературы. В полемике он исходил из своих представлений о средствах, с помощью которых можно было создать истинно национальную культуру. Сумароков верит в силу слова, обращенную к разуму. Он отстаивает ясность мысли и простоту чувств, считая, что «великолепие», пышность, т. е. блестящий, торжественно-напряженный стиль поэзии Ломоносова, лишены естественности, строгой логичности.

В статье «Речь о критике» Белинский, рассматривая критику Сумарокова на Ломоносова, приводит пример подобной критики: «Возлюбленная тишина, блаженство сел, градов ограда. Градов ограда сказать не можно. Можно молвить, селения ограда, а не ограда града; град от того и имя свое имеет, что огражден. Я не знаю, сверх того, что за ограда града тишина...» — и т. д.

Вместе с тем Белинский отдавал должное Сумарокову: «...Сумароков был совсем неплохой поэт для своего времени, на которое поэтому он и не мог не иметь сильного влияния. Он знал хорошо французский и немецкий языки, был хорошо воспитан и образован в духе времени; и будь у него немного побольше вкусу, немного поменьше самолюбия да владей он русским языком хоть так хорошо, как владел им Ломоносов,— то при своем жизненном и общественном направлении он решительно затмил бы всех писателей своего времени!..»

Характерно, что, несмотря на полемику с Ломоносовым, Сумароков в статье «О стопосложении» писал: «Ломоносова и Поповского нет, а другие стихотворцы мне неизвестны».

К числу наиболее сатирически острых, злободневных очерков в «Трудолюбивой пчеле» можно отнести «Письмо о некоторой заразительной болезни», в котором обличается взяточничество; письмо «О достоинстве», в котором Сумароков вновь проводит свою мысль о том, что чины, богатство и знатность не составляют еще достоинства человека; очерк «О домостроительстве». В последнем автор негодующе клеймит жестокость и бессердечие помещиков по отношению к крепостным. Подобный «домостроитель», «изверг природы», получивший богатство свое за счет непомерного труда крестьян, назван Сумароковым «доморазорителем». Сумароков здесь вновь повторяет мысль о естественном равенстве: «...каждый человек есть человек, и все преимущества только в различии наших качеств состоят».

Будучи и здесь выразителем сословных интересов дворянства, Сумароков тем не менее пишет, что «можно и крестьянину такую же есть курицу, какую вельможа, ибо от вельможи больше рассудка требуется, а не прожорливости». И хотя помещик — «голова», а крестьянин — «мизинец», «однако и мизинец ноги есть член тела».

Гневно и страстно звучат слова Сумарокова, обращенные к помещику-крепостнику: «Увеселяюся ли я тогда, имея доброе сердце и чистую совесть, когда мне такой изверг показывает сады свои, оранжереи, лошадей, скотину, птиц, рыбные ловли, рукоделия и прочее? но я с такими домостроителями не схожуся и пищи, орошенныя слезами, не вкушаю. Много оставит он детям своим; но и у крестьян его есть дети. В таком обеде пища — мясо человеческое, а питие — слезы и кровь их». Статья Сумарокова «О домостроительстве» — один из ярких примеров обличительной литературы XVIII в.

Неоднократно проводит Сумароков в своем журнале мысль, характерную и для его литературных произведений, о том, что богатство и знатность не суть достоинства человека. «Справедливо ли говорится вместо «человек, имеющий великий чин» и «человек знатного рода», — честный человек? Из сего следует, что все крестьяне бесчестные люди, и это неправда; земледелие не воровство, не грабительство, но почтенное упражнение», — писал Сумароков в письме «О достоинстве».

В очерке «Сон. Щастливое общество» Сумароков в публицистической форме «сна» рисует утопическую страну, в которой социальное устройство не имеет ничего общего с окружающей его действительностью. В этой стране монарх — «великий человек» — воплощение всех добродетелей, он заботится прежде всего о пользе подданных и опирается в своем правлении на столь же добродетельных «избранных помощников».

В этом «щастливом обществе» законодательство основано на естественном праве, «не имеют тамо люди ни благородства, ни подлородства и преимуществуют по чинам, данным им по их достоинствам и столько же права крестьянский имеет сын быть великим господином, сколько сын первого вельможи». Раскрывающаяся утопическая картина жизни «щастливого общества», где все основано на разуме — «грамоте тамо все знают», — лишь подчеркивает несправедливость и беззаконие, царящие в современной писателю действительности. Недаром свой очерк Сумароков заканчивает словами: «Дай боже, чтобы сны, подобные сиу сему, многим виделися, а особливо наперсникам фортуны».

Сатирические очерки Сумарокова, которые часто направлялись против придворной верхушки, острые эпиграммы и притчи писателя способствовали тому, что цензура пристально следила за издателем «Трудолюбивой пчелы», и журнал Сумарокову пришлось закрыть. В декабрьской, двенадцатой книжке «Трудолюбивой пчелы» появилось стихотворение «Расставание с музами», в котором Сумароков писал:

С Париасса нисхожу, схожу противу воли
Во время пущего я жара моего
И не взойду по смерть я больше на него.
Судьба моей то доли.
Прощайте, музы, навсегда!
Я более писать не буду никогда.

Этим стихотворением заканчивался последний номер журнала, который положил начало сатирическому направлению в журналистике XVIII в.

 

Вопрос 12. Московская журналистика 1760-х гг. Роль Хераскова в развитии московской журналистики. Московский университет как поставщик кадров для столичной журналистики. Характерные особенности университетских журналистов 1760-х гг.

Херасков Михаил Матвеевич.

Москва- колыбель русской журналистики. Центром является Московский университет.

Начиная с 60-х годов, дом Хераскова (на месте нынешнего здания по Тверской,21) становится центром литературной Москвы.

Когда в 1755 году в Москве открылся университет, основанный по инициативе Ломоносова, Херасков поспешил подать прошение об отставке и вскоре занял должность в новом учебном заведении, получив статский ранг коллежского асессора. В его ведении находились учебная часть, студенческие дела, библиотека, типография.

Херасков много и с удовольствием трудился на пользу Московскому университету. Немало сил было вложено им в перевод всего преподавания на русский язык вместо латинского, на чем горячо настаивал еще Н.Н. Поповский, ближайший ученик Ломоносова, при самом начале университетских лекций. Понадобилось несколько лет, чтобы добиться этого. Объединив вокруг себя молодых литераторов, преимущественно поэтов, Херасков стал организатором и руководителем нескольких печатных изданий, выходивших в типографии университета, — журналов «Полезное увеселение» (1760—1762), «Свободные часы» (1763), «Невинное упражнение» (1763), «Доброе намерение» (1764). Он был признанным учителем этой группы образованной дворянской молодежи. В 1760 году Херасков женился на Елизавете Васильевне Нероновой, также писавшей стихи, и дом их стал центром литературной Москвы.









Читайте также:

  1. Анализ противоречий как метод журналистики
  2. Билет 1. Философское знание и социальная практика: особенности проявления в журналистике.
  3. Билет 6. Ценностно-эстетические аспекты журналистики и современных массмедиа.
  4. В редакции журнала «Наука и религия»
  5. Влияние научно-технической революции на журналистику (опыт Южной Кореи)
  6. Войны в Германии. Философские основы немецкой журналистики
  7. Вопрос 13. Журнал «Полезное увеселение» Политический курс журнала. Пропаганда эстетических идей Хераскова. Борьба против Ломоносова и поддержка Сумарокова. Причины закрытия журнала.
  8. Вопрос 17. Журнал Ф.А. Эмина и Л.И. Сичкарева «Смесь». Сотрудники журнала. Характер сатиры. Объекты обличения и сатирического осмеяния.
  9. Вопрос 22. Журнал «Вечера». Полемика по поводу издателя журнала. Авторский состав. Специфика «улыбательной» сатиры «Вечеров». Тематика журнала.
  10. Вопрос 26. Журнал «Ни то, ни се в прозе и стихах». В.Г. Рубана. Программа журнала. Авторы. Переводные сочинения.
  11. Газетная и журнальная периодика в системе СМИ.


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-10; Просмотров: 151;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная