Лекции.ИНФО


ПОЦЦО. – От кого из вас двоих воняет?



ЭСТРАГОН. – У него воняет изо рта, у меня – от ног.

ПОЦЦО. – Все, мне пора.

ЭСТРАГОН. – А как же часы?

ПОЦЦО. – А что часы? Наверно, я их оставил в замке.

ЭСТРАГОН. – Ну, прощайте.

ПОЦЦО. – Прощайте.

ВЛАДИМИР. – Прощайте.

ЭСТРАГОН. – Прощайте.

Пауза. Никто не двигается.

ВЛАДИМИР. – Прощайте.

ПОЦЦО. – Прощайте.

ЭСТРАГОН. – Прощайте.

Пауза.

ПОЦЦО. – Спасибо.

ВЛАДИМИР. – Вам спасибо.

ПОЦЦО. – Не за что.

ЭСТРАГОН. – Ну да?!

ПОЦЦО. – Да нет.

ВЛАДИМИР. – Ну да.

ЭСТРАГОН. – Да нет.

Пауза.

ПОЦЦО. – Я никак не могу решиться… (неуверенно) …уйти.

ЭСТРАГОН. – Такова жизнь.

Поццо разворачивается, удаляется от Лакки, в сторону кулис, волоча за собой веревку.

ВЛАДИМИР. – Вам в другую сторону.

ПОЦЦО. – Это я так, для разбега. (Когда веревка заканчивается, то есть в кулисах, он останавливается, разворачивается, кричит.) Поберегись! (Эстрагон и Владимир отступают вглубь сцены, смотрят на Поццо. Щелканье кнута.) Вперед! (Лакки не двигается.)

ЭСТРАГОН. – Вперед!

ВЛАДИМИР. – Вперед!

Щелканье кнута. Лакки трогается с места.

ПОЦЦО. – Живее! (Выходит из-за кулис, пересекает сцену вслед за Лакки. Эстрагон и Владимир снимают шляпы, машут рукой на прощанье. Лакки уходит. Поццо щелкает веревкой и кнутом.) Живее, живее! (Прежде чем в свою очередь исчезнуть, Поццо останавливается, оборачивается. Веревка натягивается. Грохот падения Лакки.) Мой стул! (Владимир направляется за стулом, отдает его Поццо, а тот кидает в сторону Лакки.) Прощайте!

ЭСТРАГОН и ВЛАДИМИР (машут рукой). – Прощайте! Прощайте!

ПОЦЦО. – Встать, свинья! (Лакки с шумом поднимается.) Вперед! (Поццо исчезает. Щелканье кнута.) Вперед! Прощайте! Живее! Свинья! Нно! Прощайте!

Пауза.

ВЛАДИМИР. – С ними и время прошло.

ЭСТРАГОН. – Оно бы и так прошло.

ВЛАДИМИР. – Да. Но не так быстро.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Что дальше будем делать?

ВЛАДИМИР. – Не знаю.

ЭСТРАГОН. – Давай уйдем.

ВЛАДИМИР. – Мы не можем.

ЭСТРАГОН. – Почему?

ВЛАДИМИР. – Мы ждем Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Они сильно изменились.

ЭСТРАГОН. – Кто?

ВЛАДИМИР. – Эти двое.

ЭСТРАГОН. – Правильно, давай хоть поговорим что-ли.

ВЛАДИМИР. – Правда, они сильно изменились?

ЭСТРАГОН. – Очень может быть. Одним только нам никак не удается измениться.

ВЛАДИМИР. – Может быть? Да точно! Ты хорошо их разглядел?

ЭСТРАГОН. – Да, если тебе угодно. Только я их не знаю.

ВЛАДИМИР. – Нет, знаешь.

ЭСТРАГОН. – Нет, не знаю.

ВЛАДИМИР. – Говорю же тебе, мы их знаем. Ты все забываешь. (Пауза.) Разве что это были совсем не они.

ЭСТРАГОН. – Хочешь доказательство? Они нас не узнали.

ВЛАДИМИР. – Это ничего не значит. Я тоже сделал вид, будто их не узнал. И потом, нас никто никогда не узнает.

ЭСТРАГОН. – Прекрати. Нам надо… Ай! (Владимир невозмутим.) Ай!

ВЛАДИМИР. – Разве что это были совсем не они.

ЭСТРАГОН. – Диди! Теперь другая нога! (Хромая, направляется к тому месту, где сидел при поднятии занавеса.)

ГОЛОС ИЗ-ЗА КУЛИС. – Месье!

Эстрагон останавливается. Оба смотрят туда, откуда раздался голос.

ЭСТРАГОН. – Опять начинается.

ВЛАДИМИР. – Подойди, дитя мое.

Входит мальчик, с опаской. Останавливается.

МАЛЬЧИК. – Месье Альбер?

ВЛАДИМИР. – Я здесь.

ЭСТРАГОН. – Чего тебе?

ВЛАДИМИР. – Подойди ближе.

Мальчик не двигается.

ЭСТРАГОН (резко.) – Говорят тебе, ближе подойди!

Мальчик боязливо приближается, останавливается.

ВЛАДИМИР. – В чем дело?

МАЛЬЧИК. – Я от месье Годо. (Замолкает.)

ВЛАДИМИР. – Это понятно. (Пауза.) Подойди ближе.

Мальчик не двигается.

ЭСТРАГОН (резко). – Ближе, тебе говорят! (Мальчик боязливо приближается. Останавливается.) Почему ты пришел так поздно?

ВЛАДИМИР. – Ты должен что-то нам передать от Месье Годо?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – Ну, рассказывай.

ЭСТРАГОН. – Почему ты пришел так поздно?

Мальчик переводит взгляд с одного на другого, не зная, кому отвечать.

ВЛАДИМИР (Эстрагону). – Отвяжись от него.

ЭСТРАГОН (Владимиру). – Да пошел ты, сам от меня отвяжись. (Приближаясь к мальчику.) Ты знаешь, который час?

МАЛЬЧИК (отступая). – Месье, я не виноват!

ЭСТРАГОН. – Может, я виноват?

МАЛЬЧИК. – Я испугался, месье.

ЭСТРАГОН. – Испугался кого? Нас? (Пауза.) Отвечай!

ВЛАДИМИР. – Я понял, это они его напугали.

ЭСТРАГОН. – Давно ты здесь?

МАЛЬЧИК. – Не очень, месье.

ВЛАДИМИР. – Ты испугался кнута?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – Криков?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – Тех людей?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – Ты их знаешь.

МАЛЬЧИК. – Нет, месье.

ВЛАДИМИР. – Ты здешний?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ЭСТРАГОН. – Ты все врешь! (Берет мальчика за руку, трясет.) Говори правду!

МАЛЬЧИК (дрожа). – Это правда, месье!

ВЛАДИМИР. – Отстань от него! Да что с тобой? (Эстрагон отпускает мальчика, отступает, закрывает лицо руками. Владимир и мальчик смотрят на него. Эстрагон открывает расстроенное лицо.) Что с тобой?

ЭСТРАГОН. – Я несчастен.

ВЛАДИМИР. – Серьезно? С каких это пор?

ЭСТРАГОН. – Я забыл.

ВЛАДИМИР. – Память проделывает с нами такие фокусы. (Эстрагон хочет что-то сказать, но, передумывает, хромая, отходит в сторону, садится и начинает снимать ботинки. Мальчику.) Ну?

МАЛЬЧИК. – Месье Годо…

ВЛАДИМИР (перебивая). – Я тебя уже видел раньше, правда?

МАЛЬЧИК. – Не знаю, месье.

ВЛАДИМИР. – Ты меня не знаешь?

МАЛЬЧИК. – Нет, месье.

ВЛАДИМИР. – Ты не приходил вчера?

МАЛЬЧИК. – Нет, месье.

ВЛАДИМИР. – Ты пришел в первый раз?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Вечно одно и то же. (Пауза.) Ладно, продолжай.

МАЛЬЧИК (одним духом). – Месье Годо велел вам передать, что сегодня он прийти не сможет, но завтра обязательно придет.

ВЛАДИМИР. – Это все?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – Ты работаешь у месье Годо?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – Чем ты занимаешься?

МАЛЬЧИК. – Пасу коз, месье.

ВЛАДИМИР. – Он хорошо с тобой обращается?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – Он тебя не бьет?

МАЛЬЧИК. – Нет, месье, меня нет.

ВЛАДИМИР. – А кого бьет?

МАЛЬЧИК. – Моего брата, месье.

ВЛАДИМИР. – Значит, у тебя есть брат?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – А он чем занимается?

МАЛЬЧИК. – Пасет овец, месье.

ВЛАДИМИР. – Почему он тебя не бьет?

МАЛЬЧИК. – Не знаю, месье.

ВЛАДИМИР. – Наверняка он тебя любит.

МАЛЬЧИК. – Не знаю, месье.

ВЛАДИМИР. – Он досыта тебя кормит? (Мальчик колеблется.) Он хорошо тебя кормит?

МАЛЬЧИК. – Довольно хорошо, месье.

ВЛАДИМИР. – Ты счастлив? (Мальчик колеблется.) Ты слышишь?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – Ну и?

МАЛЬЧИК. – Не знаю, месье.

ВЛАДИМИР. – Не знаешь счастлив ты или нет?

МАЛЬЧИК. – Нет, месье.

ВЛАДИМИР. – Прямо как я. (Пауза.) Где ты спишь?

МАЛЬЧИК. – В амбаре, месье.

ВЛАДИМИР. – Вместе с братом?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

ВЛАДИМИР. – На сеновале?

МАЛЬЧИК. – Да, месье.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Хорошо, ступай.

МАЛЬЧИК. – Что сказать месье Годо, месье?

ВЛАДИМИР. – Скажи ему… (Колеблется.) Скажи ему, что ты нас видел. (Колеблется.) Ты же нас видел, да?

МАЛЬЧИК. – Да, месье. (Нерешительно пятится, поворачивается и убегает.)

Внезапно начинает темнеть. В одно мгновение опускается ночь. В глубине сцены поднимается луна, восходит на небе, неподвижно замирает, заливая сцену серебристым светом.

ВЛАДИМИР. – Наконец-то! (Эстрагон встает и направляется к Владимиру с ботинками в руке. Ставит их около рампы, выпрямляется, смотрит на луну.) Что ты делаешь?

ЭСТРАГОН. – Я как ты, смотрю на эту тухлятину.

ВЛАДИМИР. – В смысле, с ботинками?

ЭСТРАГОН. – Я их оставляю. (Пауза.) Когда-нибудь придет другой, такой же… такой же… как я, только размер ноги у него будет меньше моего, и они сделают его счастливым.

ВЛАДИМИР. – Ты не сможешь ходить босиком.

ЭСТРАГОН. – Иисус ходил.

ВЛАДИМИР. – Иисус! Он-то здесь при чем? Ты же не собираешься себя с ним сравнивать?

ЭСТРАГОН. – Всю жизнь я сравнивал себя с ним.

ВЛАДИМИР. – Но там было тепло! Там всегда стояла отличная погода!

ЭСТРАГОН. – Да. И распинали быстро.

Пауза.

ВЛАДИМИР. - Больше нам здесь делать нечего.

ЭСТРАГОН. – Ни здесь, ни где-то еще.

ВЛАДИМИР. – Не надо так, Гого, завтра все устроится.

ЭСТРАГОН. – То есть?

ВЛАДИМИР. – Ты слышал, что он сказал?

ЭСТРАГОН. - Нет.

ВЛАДИМИР. – Он сказал, что завтра Годо обязательно придет. (Пауза.) Как тебе такая перспектива?

ЭСТРАГОН. – Остается только сидеть здесь и ждать.

ВЛАДИМИР. – Ты с ума сошел! Нужно искать ночлег. (Берет Эстрагона за руку.) Пошли. (Тянет Эстрагона, который сначала уступает, потом сопротивляется. Они останавливаются.)

ЭСТРАГОН (глядя на дерево.) – Жаль, что у нас нет веревки.

ВЛАДИМИР. – Идем. А то уже холодно. (Тянет его, все повторяется.)

ЭСТРАГОН. – Напомни мне, чтобы я завтра принес веревку.

ВЛАДИМИР. – Ладно, идем. (Тянет Эстрагона. Опять все повторяется.)

ЭСТРАГОН. – Сколько времени мы уже вместе?

ВЛАДИМИР. – Не знаю. Лет пятьдесят, наверно.

ЭСТРАГОН. – Помнишь тот день, когда я бросился в реку?

ВЛАДИМИР. – Тогда был сбор винограда.

ЭСТРАГОН. – Ты меня выловил.

ВЛАДИМИР. – Что было, то прошло.

ЭСТРАГОН. – Моя одежда сушилась на солнце.

ВЛАДИМИР. – Не думай об этом, идем. (Все повторяется.)

ЭСТРАГОН. – Подожди.

ВЛАДИМИР. – Мне холодно.

ЭСТРАГОН. – Я вот себя спрашиваю, не лучше ли нам расстаться? Останемся каждый при своем. (Пауза.) Мы не созданы для того, чтобы идти одной дорогой.

ВЛАДИМИР (ничуть не сердясь). – Это еще неизвестно.

ЭСТРАГОН. – А все неизвестно.

ВЛАДИМИР. – Мы можем расстаться в любой момент, если ты думаешь, что так будет лучше.

ЭСТРАГОН. – Теперь уже ни к чему.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Вот тут ты прав, теперь ни к чему.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Тогда идем?

ВЛАДИМИР. – Идем.

 

ЗАНАВЕС

 

Акт второй

 

Назавтра. Там же. В то же время.

Ботинки Эстрагона стоят возле рампы, каблуками внутрь, носками наружу. Шляпа Лакки на том же месте.

Входит Владимир, он оживлен. Останавливается, долго смотрит на дерево. Затем вдруг, с тем же оживлением, принимается беспорядочно мерять сцену шагами. Останавливается перед ботинками, наклоняется, поднимает один из них, разглядывает, принюхивается, бережно ставит на место. Снова мечется по сцене туда-сюда. Останавливается возле правой кулисы, долго смотрит вдаль, рукой заслонив глаза от света. Мечется туда сюда. Останавливается возле левой кулисы, повторяет свои действия. Мечется. Вдруг останавливается, прижимает руки к груди, запрокидывает голову назад и начинает горланить.

ВЛАДИМИР: Как-то пес стащил обед…

 

Начав слишком низко, он останавливается, откашливается, берет выше:

Как-то пес стащил обед

Со стола большого босса.

Грянул меткий выстрел вслед,

Ни собачки, ни вопросов.

 

Только псы из этих мест

Друга в землю закопали…

 

Останавливается, собирается с силами, снова поет:

Только псы из этих мест

Друга в землю закопали,

Сверху водрузили крест

И хвостами написали:

Как-то пес стащил обед

Со стола большого босса.

Грянул меткий выстрел вслед,

Ни собачки, ни вопросов.

Только псы из этих мест

Друга в землю закопали…

 

Останавливается. Действия повторяются.

Только псы из этих мест

Друга в землю закопали…

 

Останавливается. Действия повторяются. Ниже.

Только псы их этих мест…

 

Замолкает, на мгновение замирает, затем снова принимается лихорадочно метаться по сцене из угла в угол. Опять останавливается возле дерева, мечется, возле ботинок, мечется, бежит к левой кулисе, смотрит вдаль, к правой кулисе, смотрит вдаль. В этот момент из левой кулисы выходит Эстрагон, босой, с опущенной головой, и медленно пересекает сцену. Владимир оборачивается и замечает его.

 

ВЛАДИМИР. – А, ты снова здесь! (Эстрагон останавливается, не поднимая головы. Владимир направляется к нему.) Дай, я тебя обниму!

ЭСТРАГОН. – Не трогай меня!

Владимир, почувствовав, что его осадили, сникает. Молчание.

ВЛАДИМИР. – Ты хочешь, чтобы я ушел? (Пауза.) Гого! (Пауза. Владимир внимательно смотрит на Эстрагона.) Тебя опять били? (Пауза.) Гого! (Эстрагон по-прежнему молчит, опустив голову.) Где ты провел ночь? (Молчание. Владимир приближается к нему.)

ЭСТРАГОН. – Не трогай меня! Ни о чем меня не спрашивай! Ничего мне не говори! Побудь со мной!

ВЛАДИМИР. – Разве я когда-нибудь бросал тебя?

ЭСТРАГОН. – Ты позволил мне уйти.

ВЛАДИМИР. – Посмотри на меня! (Эстрагон не двигается. Громовым голосом.) Говорю тебе, посмотри на меня!

Эстрагон поднимает голову. Они долго смотрят друг на друга, то отходя, то приближаясь, наклонив головы, как будто рассматривают предмет искусства, все больше и больше чувствуют взаимное притяжение, потом вдруг бросаются обниматься, хлопают друг друга по спине. Конец объятиям. Эстрагон, потеряв точку опоры, чуть не падает.

ЭСТРАГОН. – Ну и денек!

ВЛАДИМИР. – Кто тебя так отделал? Расскажи мне.

ЭСТРАГОН. – Еще один день протянули.

ВЛАДИМИР. – Еще нет.

ЭСТРАГОН. – Для меня он закончился, что бы там ни случилось. (Пауза.) Ты только что пел, я слышал.

ВЛАДИМИР. – Ну да, я помню.

ЭСТРАГОН. – Меня это расстроило. Я сказал себе: он остался один, он уверен, что я ушел навсегда, и поет.

ВЛАДИМИР. – Настроению не прикажешь. Весь день я был в отличной форме. (Пауза.) И ночью не вставал, ни разу.

ЭСТРАГОН (печально). – Вот видишь, без меня ты лучше писаешь.

ВЛАДИМИР. – Мне тебя не хватало. И в то же время я был рад. Забавно, да?

ЭСТРАГОН (возмущенно.) – Рад?

ВЛАДИМИР (поразмыслив). – Может быть, это не совсем точное слово.

ЭСТРАГОН. – А сейчас?

ВЛАДИМИР (подумав как следует). – Сейчас… (радостно) ты снова здесь… (нейтрально) мы снова здесь… (грустно) я снова здесь.

ЭСТРАГОН. – Вот видишь, со мной тебе хуже. Мне тоже, я себя лучше чувствую, когда один.

ВЛАДИМИР (уязвленный). – Тогда зачем нам снова быть вместе?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – А я знаю. Потому что ты не умеешь защищаться. Я бы не дал тебя побить.

ЭСТРАГОН. – Ты бы не смог им помешать.

ВЛАДИМИР. – Почему?

ЭСТРАГОН. – Их было десять.

ВЛАДИМИР. – Да нет, я хотел сказать, что не дал бы тебе нарваться.

ЭСТРАГОН. – Я ничего такого не делал.

ВЛАДИМИР. – Тогда почему они тебя побили?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Нет, Гого, видишь ли, есть вещи, в которых ты ничего не смыслишь, а я кое-что смыслю. Ты должен это чувствовать.

ЭСТРАГОН. – Говорю же тебе, я ничего такого не делал.

ВЛАДИМИР. – Может, и нет. Но есть манера, есть определенная манера поведения, если тебе жизнь дорога. Ладно, хватит об этом. Я рад, что ты вернулся.

ЭСТРАГОН. – Их было десять.

ВЛАДИМИР. – Ты тоже, признайся, в глубине души ты тоже должен быть рад.

ЭСТРАГОН. – А чему радоваться?

ВЛАДИМИР. – Тому, что мы снова вместе.

ЭСТРАГОН. – Ты думаешь?

ВЛАДИМИР. – Скажи, даже если это неправда.

ЭСТРАГОН. – Что сказать?

ВЛАДИМИР. – Скажи: я рад.

ЭСТРАГОН. – Я рад.

ВЛАДИМИР. – Я тоже.

ЭСТРАГОН. – Я тоже.

ВЛАДИМИР. – Мы рады.

ЭСТРАГОН. – Мы рады. (Пауза.) Что дальше будем делать? С нашей радостью?

ВЛАДИМИР. – Ждать Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Со вчерашнего дня здесь кое-что изменилось.

ЭСТРАГОН. – А что если он не придет?

ВЛАДИМИР (после минутного непонимания). – Тогда и посмотрим. (Пауза.) Я тебе говорю, что со вчерашнего дня здесь кое-что изменилось.

ЭСТРАГОН. – Все течет…

ВЛАДИМИР. – Посмотри на дерево.

ЭСТРАГОН. – Нельзя дважды ступить в одну гниль.

ВЛАДИМИР. – На дерево, на дерево посмотри.

Эстрагон смотрит на дерево.

ЭСТРАГОН. – Вчера его здесь не было?

ВЛАДИМИР. – Было. Ты не помнишь. Мы на нем чуть не повесились. (Задумывается.) Да, точно (артикулируя слова), чуть-не-повесились. Ты не захотел. Не помнишь?

ЭСТРАГОН. – Тебе приснилось.

ВЛАДИМИР. – Ты в самом деле уже забыл?

ЭСТРАГОН. – Да, я такой. Или сразу забываю, или не забываю никогда.

ВЛАДИМИР. – А Поццо и Лакки, их ты тоже забыл?

ЭСТРАГОН. – Поццо и Лакки?

ВЛАДИМИР. – Он все забыл!

ЭСТРАГОН. – Я помню одного сумасшедшего, который надавал мне пинков, а после прикинулся дурачком.

ВЛАДИМИР. – Это был Лакки!

ЭСТРАГОН. – Значит, я его помню. Только когда это было?

ВЛАДИМИР. – А того, который им командовал, ты тоже помнишь?

ЭСТРАГОН. – Он дал мне кости.

ВЛАДИМИР. – Это был Поццо!

ЭСТРАГОН. – Ты говоришь, все это было вчера?

ВЛАДИМИР. – Ну да.

ЭСТРАГОН. – На этом самом месте?

ВЛАДИМИР . – Ну конечно! Ты его не узнаешь?

ЭСТРАГОН (внезапно разозлившись). – Узнаешь, не узнаешь! Да что тут узнавать? Я тащу свою телегу жизни по пустыне. А ты хочешь, чтобы я замечал в пейзажах тонкости-подробности! (Обводит взглядом окрестности.) Посмотри на эту дрянь вокруг! Я никогда из нее не выбирался!

ВЛАДИМИР. – Стоп, успокойся!

ЭСТРАГОН. – Да пошел ты со своими пейзажами. Может, лучше поговорим о том, что под землей?

ВЛАДИМИР. – Ты же не станешь утверждать, что это (жест) похоже на Воклюз! Здесь все совсем не так.

ЭСТРАГОН. – Воклюз! А кто говорит про Воклюз?

ВЛАДИМИР. – Но ты же был в Воклюзе?

ЭСТРАГОН. – Нет, я никогда не был в Воклюзе! Все мое существование протекало, как триппер, в одном месте! Здесь протекало! Слышишь ты, здесь, в Говноклюзе!

ВЛАДИМИР. – Мы были в Воклюзе вместе с тобой, руку даю на отсечение. Мы работали на сборе винограда, у какого-то – да, точно – у какого-то там Боннелли, в Русийоне.

ЭСТРАГОН (успокаиваясь). – Может быть. Я не заметил.

ВЛАДИМИР. – Но там все красное!

ЭСТРАГОН (устало). – Говорю тебе, я не заметил!

Пауза. Владимир глубоко вздыхает.

ВЛАДИМИР. – С тобой невозможно, Гого.

ЭСТРАГОН. – Нам лучше разойтись.

ВЛАДИМИР. – Ты всегда так говоришь. А потом каждый раз возвращаешься.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Правильней всего было бы меня убить, как других.

ВЛАДИМИР. – Каких других? (Пауза.) Каких других?

ЭСТРАГОН. – Как биллионы других.

ВЛАДИМИР (поучительно). – Каждый несет свой маленький крест. (Вздыхает.) Во время короткого сейчас и мгновенного потом.

ЭСТРАГОН. – Пока мы ждем, давай попробуем говорить спокойно, раз уж мы неспособны молчать.

ВЛАДИМИР. – И правда, мы неистощимы.

ЭСТРАГОН. – Это чтобы не думать.

ВЛАДИМИР. – У нас есть оправдание.

ЭСТРАГОН. – Чтобы не слышать.

ВЛАДИМИР. – У нас есть основание.

ЭСТРАГОН. – Всех этих мертвых голосов.

ВЛАДИМИР. – Похожих на шелест крыльев.

ЭСТРАГОН. – Листьев.

ВЛАДИМИР. – Песка.

ЭСТРАГОН. – Листьев.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Они все говорят одновременно.

ЭСТРАГОН. – Не вслух, про себя.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Скорее шепчут.

ЭСТРАГОН. – Бормочут.

ВЛАДИМИР. – Шушукаются.

ЭСТРАГОН. – Бормочут.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – О чем они говорят?

ЭСТРАГОН. – О своей жизни.

ВЛАДИМИР. – Им мало было ее прожить.

ЭСТРАГОН. – Нужно еще о ней рассказать.

ВЛАДИМИР. – Им мало быть мертвыми.

ЭСТРАГОН. – Этого недостаточно.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Это как шум перьев.

ЭСТРАГОН. – Листьев.

ВЛАДИМИР. – Песка.

Эстрагон. – Листьев.

Долгая пауза.

ВЛАДИМИР. – Скажи что-нибудь!

ЭСТРАГОН. – Ищу слова!

Долгая пауза.

ВЛАДИМИР (подавленный). – Что угодно, только говори!

ЭСТРАГОН. – Что делать будем?

ВЛАДИМИР. – Ждать Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Как это трудно!

ЭСТРАГОН. – А что если тебе спеть?

ВЛАДИМИР. – Нет-нет. (Задумывается.) Просто нужно начать сначала.

ЭСТРАГОН. – По-моему, это как раз не трудно.

ВЛАДИМИР. – Трудно сделать первый шаг.

ЭСТРАГОН. – Начать можно с чего угодно.

ВЛАДИМИР. – Да, но на это нужно решиться.

ЭСТРАГОН. – Точно.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Помоги мне!

ЭСТРАГОН. – Ищу слова!

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Когда ищешь слова, начинаешь их слышать.

ЭСТРАГОН. – Конечно, конечно.

ВЛАДИМИР. – Это мешает искать.

ЭСТРАГОН. – Вот-вот.

ВЛАДИМИР. – Это мешает думать.

ЭСТРАГОН. – Мы же как-то думаем.

ВЛАДИМИР. – Нет, это невозможно.

ЭСТРАГОН. – Правильно, давай поспорим.

ВЛАДИМИР. – Это невозможно.

ЭСТРАГОН. – Ты так считаешь?

ВЛАДИМИР. – Думать нам больше не грозит.

ЭСТРАГОН. – Тогда на что нам жаловаться?

ВЛАДИМИР. – Думать – это еще не самое худшее.

ЭСТРАГОН. – Ну вот. Уже получается.

ВЛАДИМИР. – Что значит уже получается?

ЭСТРАГОН. – Правильно, давай задавать друг другу вопросы.

ВЛАДИМИР. – Что ты хочешь сказать своим уже получается?

ЭСТРАГОН. – По крайней мере, уже получается.

ВЛАДИМИР. – В общем, да.

ЭСТРАГОН. – А что? Может, попробовать считать себя счастливыми?

ВЛАДИМИР. – Нет, все-таки ужасно, что мы думали.

ЭСТРАГОН. – А это когда-нибудь с нами случалось?

ВЛАДИМИР. – А откуда все эти трупы?

ЭСТРАГОН. – Эти останки?

ВЛАДИМИР. – Вот именно.

ЭСТРАГОН. – В общем, да.

ВЛАДИМИР. – Наверно, мы должны были немножко думать.

ЭСТРАГОН. – В самом начале.

ВЛАДИМИР. – Бойня, настоящая бойня.

ЭСТРАГОН. – Главное туда не смотреть.

ВЛАДИМИР. – Притягивает взгляд.

ЭСТРАГОН. – Точно.

ВЛАДИМИР. – Как ни пытайся его отвести.

ЭСТРАГОН. – Как-как?

ВЛАДИМИР. – Как ни пытайся его отвести.

ЭСТРАГОН. – Надо решительно повернуться к природе.

ВЛАДИМИР. – Мы уже пробовали.

ЭСТРАГОН. – А, ну да.

ВЛАДИМИР. – Конечно, это еще не самое худшее.

ЭСТРАГОН. – Что это?

ВЛАДИМИР. – То, что мы думали.

ЭСТРАГОН. – Конечно.

ВЛАДИМИР. – Хотя могли обойтись и без этого.

ЭСТРАГОН. – Что поделаешь.

ВЛАДИМИР. – Знаю, знаю.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Славная у нас разминка получилась.

ВДАДИМИР. – Ну да, только теперь придется искать другую тему.

ЭСТРАГОН. – Сейчас.

ВЛАДИМИР. – Сейчас.

ЭСТРАГОН. – Сейчас.

Задумываются.

ВЛАДИМИР. – О чем я говорил? Можно обратно к этому вернуться.

ЭСТРАГОН. – Когда?

ВЛАДИМИР. – В самом начале.

ЭСТРАГОН. – В начале чего?

ВЛАДИМИР. – Вечера. Я говорил… Я говорил…

ЭСТРАГОН. – По-моему, ты от меня слишком много требуешь.

ВЛАДИМИР. – Подожди… мы обнялись… мы радовались… радовались… что дальше будем делать… с нашей радостью… ждать… сейчас… сейчас вспомню… ждать… с нашей радостью… сейчас… вспомнил! Дерево!

ЭСТРАГОН. – Дерево?

ВЛАДИМИР. – Ты не помнишь?

ЭСТРАГОН. – Я устал.

ВЛАДИМИР. – Посмотри на него.

Эстрагон смотрит на дерево.

ЭСТРАГОН. – Не вижу ничего особенного.

ВЛАДИМИР. – Вчера оно было черное и сухое как скелет. А сегодня покрыто листьями.

ЭСТРАГОН. – Листьями!

ВЛАДИМИР. – За одну ночь!

ЭСТРАГОН. – Не иначе, весна пришла.

ВЛАДИМИР. – Это за одну-то ночь!

ЭСТРАГОН. – Говорю же тебе, вчера нас здесь не было. Тебе приснилось в кошмарном сне.

ВЛАДИМИР. – Тогда где мы, по-твоему, были вчера вечером?

ЭСТРАГОН. – Не знаю. Не здесь. В другом отстойнике. Пустоты всегда хватает.

ВЛАДИМИР (уверенный в своей правоте). – Хорошо. Вчера нас здесь не было. Тогда скажи, что мы делали вчера?

ЭСТРАГОН. – Что делали?

ВЛАДИМИР. – Постарайся вспомнить.

ЭСТРАГОН. – Ну… болтали, наверно.

ВЛАДИМИР (сдерживая себя). – О чем?

ЭСТРАГОН. – Ну там… о разном, короче, ни о чем. (Уверенно.) Точно, вспомнил, вчера мы болтали ни о чем. Мы так уже полвека делаем.

ВЛАДИМИР. – И ты не помнишь ни одного факта, ни одного обстоятельства?

ЭСТРАГОН (устало). – Не мучай меня, Диди.

ВЛАДИМИР. – Солнце? Луна? Не помнишь?

ЭСТРАГОН. – Они должны были быть на месте, как обычно.

ВЛАДИМИР. – Значит, ты не заметил ничего необычного?

ЭСТРАГОН. – Нет, к сожалению.

ВЛАДИМИР. – А Поццо? А Лакки?

ЭСТРАГОН. – Поццо?

ВЛАДИМИР. – Кости.

ЭСТРАГОН. – Острые были, наверно рыбьи.

ВЛАДИМИР. – Тебе дал их Поццо.

ЭСТРАГОН. – Не уверен.

ВЛАДИМИР. – А пинок, который ты получил?

ЭСТРАГОН. – Пинок? Точно, меня кто-то пнул.

ВЛАДИМИР. – Это был Лакки.

ЭСТРАГОН. – Все это было вчера?

ВЛАДИМИР. – Покажи ногу.

ЭСТРАГОН. – Которую?

ВЛАДИМИР. – Обе. Штанины подними. (Эстрагон, стоя на одной ноге, протягивает другую ногу Владимиру, чуть не падает. Владимир держит его за ногу. Эстрагон шатается.) Подними штанину.

ЭСТРАГОН (качаясь). – Не могу.

Владимир закатывает штанину, осматривает ногу, отпускает. Эстрагон чуть не падает.

ВЛАДИМИР. – Другую. (Эстрагон протягивает ту же ногу.) Другую, говорю! (Проделывают то же самое с другой ногой.) Видишь, рана уже загноилась.

ЭСТРАГОН. – И что из этого?

ВЛАДИМИР.- Где твои ботинки?

ЭСТРАГОН. – Выбросил, наверно.

ВЛАДИМИР. – Когда?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Почему?

ЭСТРАГОН. – Не помню.

ВЛАДИМИР. – Нет, я имею в виду, почему ты их выбросил?

ЭСТРАГОН. – Мне в них было больно.

ВЛАДИМИР (показывая на ботинки). – Вот они. (Эстрагон смотрит на ботинки.) На том же месте, где ты их вчера оставил.

Эстрагон подходит к ботинкам, наклоняется, пристально их разглядывает.

ЭСТРАГОН. – Это не мои.

ВЛАДИМИР. – Не твои!

ЭСТРАГОН. – Мои были черные, а эти желтые.

ВЛАДИМИР. – Ты уверен, что твои были черные?

ЭСТРАГОН. – Я имел в виду, что они были серые.

ВЛАДИМИР. – А эти желтые? Дай-ка взглянуть.

ЭСТРАГОН (поднимая один ботинок). – Скорее, зеленоватые.

ВЛАДИМИР (подходя ближе). – Покажи. (Эстрагон дает ему ботинок. Владимир разглядывает его. Со злостью швыряет.) Ну, знаешь!

ЭСТРАГОН. – Вот видишь, все это…

ВЛАДИМИР. – Я знаю, что это. Да, я знаю, что случилось.

ЭСТРАГОН. – Все это…

ВЛАДИМИР. – Это просто, как здрасьте. Явился какой-то тип, забрал твои ботинки, а тебе оставил свои.

ЭСТРАГОН. – Почему?

ВЛАДИМИР. – Свои ему не подходили. Вот он и взял твои.

ЭСТРАГОН. – Они же были малы.

ВЛАДИМИР. – Тебе, а не ему.

ЭСТРАГОН. – Я устал. (Пауза.) Пойдем отсюда.

ВЛАДИМИР. – Мы не можем.

ЭСТРАГОН. – Почему?

ВЛАДИМИР. – Мы ждем Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да. (Пауза.) Что делать будем?

ВЛАДИМИР. – Да ничего.

ЭСТРАГОН. – Я больше не могу.

ВЛАДИМИР. – Редиску хочешь?

ЭСТРАГОН. – Это все, что есть?

ВЛАДИМИР. – Только редиска и репа.

ЭСТРАГОН. – А морковки больше нет?

ВЛАДИМИР. – Нет. И вообще ты ешь слишком много моркови.

ЭСТРАГОН. – Ладно, давай редиску. (Владимир роется в карманах, находит одну только репу, наконец вытаскивает редиску, отдает ее Эстрагону, который к ней приглядывается и фыркает.) Да она же черная!

ВЛАДИМИР. – Это редиска.

ЭСТРАГОН. –Я люблю только розовую, ты это знаешь.

ВЛАДИМИР. – Значит, такую ты есть не хочешь?

ЭСТРАГОН. – Я люблю только розовую!

ВЛАДИМИР. – Тогда верни обратно.

Эстрагон отдает редиску.

ЭСТРАГОН. – Пойду поищу морковку.

Не двигается.

ВЛАДИМИР. – Все это уже неважно.

ЭСТРАГОН. – Не до такой степени.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Может, попробуешь?

ЭСТРАГОН. – Я все перепробовал.

ВЛАДИМИР. – Я имею в виду, надеть ботинки?

ЭСТРАГОН. – Думаешь, стоит?

ВЛАДИМИР. – Время быстрей пройдет. (Эстрагон колеблется.) По крайней мере отвлечемся.

ЭСТРАГОН. – Развлечемся.

ВЛАДИМИР. – Отвлечемся.

ЭСТРАГОН. – Развлечемся.

ВЛАДИМИР. – Попробуй.

ЭСТРАГОН. – А ты мне поможешь?

ВЛАДИМИР. – Конечно.

ЭСТРАГОН. – У нас неплохо получается, а, Диди, когда мы вместе?

ВЛАДИМИР. – Ну да, ну да. Давай сначала левый попробуем.

ЭСТРАГОН. – Мы всегда что-нибудь находим, а, Диди, чтобы убедить себя в том, что мы существуем?

ВЛАДИМИР (нетерпеливо.) – Ну да, ну да, мы волшебники. Главное не позволять себе отвлекаться от того, что мы решили. (Поднимает ботинок.) Иди сюда, подставляй ногу. (Эстрагон подходит к нему, поднимает ногу.) Другую, дурак! (Эстрагон поднимает другую ногу.) Выше! (Переплетясь телами, они нелепо передвигаются по сцене, пока Владимиру, наконец, не удается одеть ботинок.) Попробуй пройтись. (Эстрагон идет.) Ну как?

ЭСТРАГОН. – Нормально.

ВЛАДИМИР (достав из кармана шнурок). – Сейчас мы его зашнуруем.

ЭСТРАГОН (с горячностью). – Нет, нет, никаких шнурков!

ВЛАДИМИР. – Ну и зря. Ладно, попробуй надеть другой. (Те же действия.) Что скажешь?

ЭСТРАГОН. – Тоже нормально.

ВЛАДИМИР. – Не жмут?

ЭСТРАГОН (делая несколько натужных шагов). – Пока нет.

ВЛАДИМИР. – Тогда можешь оставить их себе.

ЭСТРАГОН. – Они мне велики.

ВЛАДИМИР. – Может быть, когда-нибудь у тебя появятся носки.

ЭСТРАГОН. – Точно.

ВЛАДИМИР. – Значит, ты их оставляешь себе?

ЭСТРАГОН. – Хватит о ботинках.

ВЛАДИМИР. – Да, но…

ЭСТРАГОН. – Хватит, я сказал! (Пауза.) Пойду сяду.

Ищет глазами, куда бы сесть, затем направляется туда, где сидел в начале первого акта.

ВЛАДИМИР. – Вчера вечером ты тоже там сидел.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Хорошо бы уснуть.

ВЛАДИМИР. – Вчера вечером ты спал.

ЭСТРАГОН. – Сейчас попробую.

Принимает позу эмбриона, уткнувшись головой в колени.

ВЛАДИМИР. – Подожди. (Подходит к Эстрагону и начинает громко распевать.)

Баю-баюшки-баю

ЭСТРАГОН (подняв голову). – Не так громко.

ВЛАДИМИР (не так громко).

Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю

Эстрагон засыпает. Владимир снимает с себя пиджак и набрасывает его на плечи Эстрагону, затем принимается ходить туда-сюда, похлопывая руками, чтобы согреться. Эстрагон внезапно просыпается, вскакивает, ничего не понимая, делает несколько шагов. Владимир подбегает к нему, заключает в объятия.

ВЛАДИМИР. – Я здесь, я здесь, не бойся.

ЭСТРАГОН. – А!

ВЛАДИМИР. – Я здесь, я здесь. Все кончилось.

ЭСТРАГОН. – Я падал.

ВЛАДИМИР. – Все кончилось. Не думай об этом.

ЭСТРАГОН. – Я был на…

ВЛАДИМИР. – Нет, нет, не говори ничего. Давай лучше пройдемся.

Берет Эстрагона за руку и заставляет его ходить туда-сюда, пока Эстрагон не отказывается.

ЭСТРАГОН. – Хватит! Я устал.

ВЛАДИМИР. – По-твоему, лучше сидеть на одном месте и ничего не делать?

ЭСТРАГОН. – Да.

ВЛАДИМИР. – Как знаешь.

Отпускает Эстрагона, подбирает свой пиджак и надевает его.

ЭСТРАГОН. – Пойдем, а?

ВЛАДИМИР. – Мы не можем.

ЭСТРАГОН. – Почему?

ВЛАДИМИР. – Мы ждем Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да. (Владимир снова принимается ходить туда-сюда). Может, остановишься наконец?

ВЛАДИМИР. – Я замерз.

ЭСТРАГОН. – Мы пришли слишком рано.

ВЛАДИМИР. – Как всегда, к ночи.

ЭСТРАГОН. – Что-то не темнеет.

ВЛАДИМИР. – Темнота опустится внезапно, как вчера.

ЭСТРАГОН. – А потом будет ночь.

ВЛАДИМИР. – И мы сможем уйти.

ЭСТРАГОН. – А потом еще один день. (Пауза.) Что делать, что делать?

ВЛАДИМИР (остановившись, вспылив). – Прекратишь ты когда-нибудь ныть или нет? Ты мне надоел со своими причитаньями.

ЭСТРАГОН. – Я пошел.

ВЛАДИМИР (заметив шляпу Лакки). – Смотри-ка!

ЭСТРАГОН. – Прощай.

ВЛАДИМИР. – Шляпа Лакки! (Подходит к ней.) Я здесь уже целый час, а до сих пор ее не заметил. (Довольный.) Вот это да!

ЭСТРАГОН. – Больше ты меня не увидишь.

ВЛАДИМИР. – Значит, я не ошибся местом. Мы можем быть спокойны. (Подбирает шляпу Лакки, рассматривает ее, расправляет.) Наверно, хорошая была шляпа. (Надевает ее вместо своей, которую протягивает Эстрагону.) Подержи.

ЭСТРАГОН. – Что?

ВЛАДИМИР. – Подержи, говорю.

Эстрагон берет шляпу Владимира. Владимир обеими руками поправляет шляпу Лакки. Эстрагон надевает шляпу Владимира, вместо своей, которую протягивает Владимиру. Владимир берет шляпу Эстрагона. Эстрагон обемими руками поправляет шляпу Владимира. Владимир надевает шляпу Эстрагона вместо шляпы Лакки, которую протягивает Эстрагону. Эстрагон берет шляпу Лакки. Владимир обеими руками поправляет шляпу Эстрагона. Эстрагон надевает шляпу Лакки вместо шляпы Владимира, которую протягивает Владимиру. Владимир берет свою шляпу. Эстрагон обеими руками поправляет шляпу Лакки. Владимир надевает свою шляпу вместо шляпы Эстрагона, которую протягивает Эстрагону. Эстрагон берет свою шляпу. Владимир поправляет свою шляпу обеими руками. Эстрагон надевает свою шляпу вместо шляпы Лакки, которую протягивает Владимиру. Владимир берет шляпу Лакки. Эстрагон поправляет свою шляпу обеими руками. Владимир надевает шляпу Лакки вместо своей, которую протягивает Эстрагону. Эстрагон берет шляпу Владимира. Владимир поправляет обеими руками шляпу Лакки. Эстрагон протягивает шляпу Владимира Владимиру, который берет ее и протягивает Эстрагону, который берет ее и протягивает Владимиру, который берет ее и выбрасывает. Все происходит в быстром темпе.

ВЛАДИМИР. – Мне идет?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Нет, как я выгляжу?

Кокетливо поворачивает голову вправо-влево, принимает позы манекенщика.

ЭСТРАГОН. – Чудовищно.

ВЛАДИМИР. – Не хуже, чем обычно?

ЭСТРАГОН. – Ровно также.

ВЛАДИМИР. – Тогда я ее оставлю. Моя была слишком узкой. (Пауза.) Как бы это сказать? (Пауза.) У меня от нее голова постоянно чесалась.

ЭСТРАГОН. – Я пошел.

ВЛАДИМИР. – Ты не хочешь поиграть?

ЭСТРАГОН. – Во что?

ВЛАДИМИР. – Ну, мы могли бы поиграть в Поццо и Лакки.

ЭСТРАГОН. – А кто эти люди?

ВЛАДИМИР. – Я буду Лакки, а ты Поццо. (Принимает положение Лакки, согнувшегося под тяжестью багажа. Эстрагон смотрит на него с недоумением.) Начинай.

ЭСТРАГОН. – И что мне делать?

ВЛАДИМИР. – Ругай меня.

ЭСТРАГОН. – Нехороший человек!

ВЛАДИМИР. – Грубее!

ЭСТРАГОН. – Козел! Мудак!

Владимир то приближается, то отступает, все также согнувшись.

ВЛАДИМИР. – Скажи, чтобы я думал.

ЭСТРАГОН. – Как это?

ВЛАДИМИР. – Скажи: думай, свинья!

ЭСТРАГОН. – Думай, свинья!

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Я не могу!

ЭСТРАГОН. – Хватит!

ВЛАДИМИР. – Скажи, чтобы я танцевал.

ЭСТРАГОН. – Я пошел.

ВЛАДИМИР. – Танцуй, свинья! (Вертится на одном месте. Эстрагон поспешно уходит.) Нет, не могу! (Поднимает голову, видит, что Эстрагона больше нет, испускает душераздирающий крик.) Гого! (Молчание. Принимается почти бегом носиться по сцене. Эстрагон поспешно возвращается, запыхавшийся, бежит к Владимиру. Оба останавливаются в нескольких шагах друг от друга.) Наконец-то ты вернулся!

ЭСТРАГОН (едва переводя дух). – Я проклят!

ВЛАДИМИР. – Я думал, ты ушел навсегда. Где ты был?

ЭСТРАГОН. – У самого края. Сюда идут.

ВЛАДИМИР. – Кто?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Сколько их?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР (торжествующе). – Это Годо! Наконец-то! (Горячо обнимает Эстрагона.) Гого! Это Годо! Мы спасены! Пойдем ему навстречу! Идем же, идем! (Тащит Эстрагона к кулисе, Эстрагон сопротивляется, высвобождается, убегает в противоположную сторону.) Гого! Вернись! (Тишина. Владимир бежит к кулисе, за которой только что исчез Эстрагон, смотрит вдаль. Эстрагон поспешно возвращается, бежит к Владимиру, который от него отворачивается.) Опять вернулся!

ЭСТРАГОН. – Я обречен!

ВЛАДИМИР. – Далеко ты был?

ЭСТРАГОН. – У самого края.

ВЛАДИМИР. – На самом деле, мы с тобой на подмостках, то есть на помосте, то есть на подносе. Нас преподносят на подносе.

ЭСТРАГОН. – С той стороны тоже идут.

ВЛАДИМИР. – Мы окружены! (Обезумевший Эстрагон спешит к заднику, запутываетс









Читайте также:

  1. AT : химич. Природа, строение, свойства, механизм специфического взаимодействия с АГ
  2. I. 1. Трудности в понимании аристотелевского катарсиса.
  3. I. Понятие и система криминалистического исследования оружия, взрывных устройств, взрывчатых веществ и следов их применения.
  4. II. Организация Российского флота в 1914–1918 гг
  5. II.2 Проблемы организации подросткового досуга и творческой деятельности (по результатам социологического исследования в КДЦ «Рассвет»)
  6. III. Изучение геологического строения месторождений и вещественного состава полезного ископаемого
  7. III. Изучение геологического строения месторождения и вещественного состава руд
  8. III. Попечение и надзор опекунского суда
  9. IV ЭЛЕКТРООБОРУДВАНИЕ ПАССАЖИРСКОГО ВАГОНА
  10. MS Excel. Для автоматического построения диаграммы по выделенным данным
  11. V1: Основы гражданского права
  12. V1: Основы гражданского права Российской Федерации


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-11; Просмотров: 49;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная