Лекции.ИНФО


В чем суть политики Сообщества в сфере профессионального обучения?



 

Специальный режим правового регулирования Сообществом сферы профессионального обучения берет начало в положениях ст. 150 Договора о ЕС. Указанная статья определяет цели и полномочия ЕС при осуществлении политики профессионального обучения. Целями Сообщества в этой области являются:

- содействие адаптации к изменениям в промышленности, особенно через профессиональное обучение и переподготовку;

- совершенствование начального и последующего профессионального обучения в целях профессиональной интеграции и реинтеграции в рынок труда;

- увеличение доступности профессионального обучения и поощрение мобильности преподавателей и обучающихся, особенно молодежи;

- стимулирование сотрудничества в обучении между учебными заведениями или центрами профессиональной подготовки и фирмами;

- развитие обмена информацией и опытом по проблемам, общим для систем профессионального обучения государств-членов.

В соответствии с Римским договором 1957 г., учреждающим ЕС, политика Сообщества в области образования осуществляется наряду с политикой профессионального обучения. Это подчеркивается в п. "q" § 1 ст. 3 и названии главы 3 раздела XI Договора, называющими образование и профессиональное обучение через запятую в качестве направлений деятельности ЕС. Такая ситуация делает существенной постановку вопроса о соотношении в праве Европейского сообщества понятий "образование" (англ. education) и "профессиональное обучение" (англ. vocational training).

Учредительный акт и нормативные акты Сообщества не дают четкого ответа на этот вопрос. Определение понятия "профессиональное обучение" в качестве ключа к разрешению вопроса о соотношении рассматриваемых понятий было дано в прецедентном праве Сообщества. Этой проблеме посвящено несколько решений Суда. Основным из них является решение по делу Gravier, рассмотренному Судом в 1983 г. Суд определил, что "любая форма образования, которая подготавливает к получению квалификации по конкретной профессии, ремеслу или занятию или которая обеспечивает получение необходимого обучения или навыков для такой профессии, ремесла или занятия, является профессиональным обучением независимо от срока и уровня обучения учащегося или студента, даже если программа обучения включает элементы общего образования".

Несколько важнейших уточнений к определению профессионального обучения было сделано в решениях по делам Blaizot и Humbel. В своем решении по делу Blaizot Суд установил, что обучение в университете в общем полностью отвечает определению профессионального обучения, данном в решении по делу Gravier. Это означает, что любое образование, получаемое в высшем учебном заведении, может являться и обычно является профессиональным обучением. В другом решении по делу Humbel Суд указал, что понятием "профессиональное обучение" охватывается и обучение в последнем классе школы, если оно подготавливает для поступления в вуз, несмотря даже на то, что обучение в последнем классе является обязательным элементом общего образования.

На основе толкования Судом понятия профессионального обучения можно сделать вывод о соотношении понятий "образование" и "профессиональное обучение" в праве Европейского сообщества. Понятие "образование" является общим по отношению к понятию "профессиональное обучение", последнее является составной частью понятия "образование". Согласно этому как общее и специальное соотносятся правовое регулирование образования и правовое регулирование профессионального обучения в ЕС.

 

139. Каковы гарантии прав работников-мигрантов и их детей в сфере образования?

 

Чрезвычайно важным направлением деятельности Сообщества в области образования является обеспечение права на профессиональное обучение работников-мигрантов и права на образование детей работников-мигрантов. Соответствующие права в качестве необходимых условий для реализации принципа свободного передвижения лиц данным категориям были предоставлены Регламентом N 1612/68 от 15 октября 1968 г. о свободе передвижения работников в Сообществе. Тем более это важно сегодня, когда ст. 14 Хартии Европейского Союза об основных правах 2000 г. провозглашает право каждого на образование и право на доступ к системе профессионального обучения и повышения квалификации.

Право на доступ к профессиональному обучению работников-мигрантов установлено п. 3 ст. 7 Регламента N 1612/68. Такой доступ должен предоставляться работникам-мигрантам на тех же правах и условиях, что и для национальных работников.

Принципиальные дополнения указанных норм были сделаны в решениях Суда. Первым из этих решений является решение по делу Lair, которое рассматривалось Судом по запросу немецкого административного суда. Суд указал, что проработав несколько лет в государстве-члене и потеряв работу, гражданин другого государства-члена не утрачивает статус работника-мигранта, и как работник-мигрант он вправе получить доступ к профессиональному обучению на равных условиях с национальными работниками и пользоваться всеми теми же социальными льготами, что и национальные работники, включая получение гранта на образование согласно п. 2 и 3 ст. 7 Регламента N 1612/68. Единственным условием для этого является профильная связь получаемого образования с прошлой деятельностью работника.

В другом своем решении Суд, рассмотрев дело Matteucci, распространил право работника-мигранта получить грант на образование на случаи, когда возможность получения такого гранта предусмотрена двусторонним международным соглашением с другим государством-членом.

Соответственно работники-мигранты независимо от того, являются они занятыми или нет, имеют право на равных условиях с национальными работниками получить доступ к профессиональному обучению, включая возможность получения гранта на это обучение, даже если оно предусмотрено двухсторонними соглашениями между государствами-членами.

Право на образование детей работников-мигрантов установлено ст. 12 Регламента N 1612/68. Они должны иметь возможность на получение образования на тех же условиях, что и дети граждан государства. Более того, государства-члены должны прилагать усилия для обеспечения указанным детям возможности получить это образование на наилучших условиях.

В развитие положений ст. 12 Регламента N 1612/68 Советом была утверждена 25 июля 1977 г. Директива 77/486/ЕЭС об образовании детей работников-мигрантов, которая обратила особое внимание на необходимость обеспечения усвоения детьми работников-мигрантов официального языка государства-члена, в котором они обучаются. При этом, в соответствии с нормами национальной системы образования, детям работников-мигрантов должен быть обеспечен доступ к изучению родного языка и культуры.

Право на образование детей работников-мигрантов получило значительное развитие в прецедентном праве Сообщества. Первое дело, рассмотренное Судом в области образования, - дело Casagrande как раз и касалось этого вопроса. Суд, рассматривавший дело по запросу немецкого административного суда, в своем решении указал, что ст. 12 Регламента N 1612/68 говорит о равных условиях образования граждан государства-члена и детей работников-мигрантов, что подразумевает возможность участия детей работников-мигрантов во всех тех же мероприятиях в области образования, которые предусмотрены для граждан государства-члена.

Существенное дополнение право на образование детей работников-мигрантов получило в решении Суда по двум объединенным делам Echternach and Moritz. Ключевым вопросом, объединившим два дела, был вопрос о том, распространяются ли положения ст. 12 Регламента N 1612/68 на возможность получения финансовой помощи для обучения, предоставляемой гражданам государств-членов. Суд, используя предыдущую судебную практику и толкуя положения Регламента, утвердительно ответил на этот вопрос. Суд также определил и то, что дети работников-мигрантов, получающие образование, имеют право закончить его в этом же качестве независимо от того, утратили их родители статус работников-мигрантов или нет.

В дальнейшем Суд развил положения о возможности получения финансовой помощи детьми работников-мигрантов для целей образования, указав в своем решении по делу Di Leo на возможность получения такой помощи детьми работников-мигрантов наравне с гражданами государства-члена для обучения за пределами этого государства-члена.

Таким образом, право на доступ к образованию детей работников-мигрантов включает в себя: право на равные условия образования и равную возможность участия во всех образовательных мероприятиях наряду с гражданами государства-члена, право закончить образование независимо от изменения статуса родителей и право на финансовую помощь, которая предоставляется гражданам государства-члена для получения образования, включая обучение за рубежом. Государства-члены обязаны обеспечивать доступ детей работников-мигрантов к образованию, обращая особое внимание на изучение официального языка, а также предоставление возможности изучения родного языка и культуры. Все эти меры служат далеко идущей цели - формированию у жителей Европейского Союза "европейской идентичности" и созданию в конце концов "гражданина (гражданки) Европы".

 









Читайте также:

  1. A. Притяжения и отталкивания, силы отталкивания больше на малых расстояниях, чем силы притяжения. Б. Притяжения и отталкивания, силы отталкивания меньше на малых расстояниях, чем силы притяжения.
  2. I.6. Педагогика как учебный предмет и задачи профессионального
  3. Автопортрет с Малевичем и Ван Гогом.
  4. Амортизация, амортизационные отчисления. Роль амортизационной политики в хозяйственной деятельности фирмы.
  5. АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК (В СФЕРЕ ЮРИСПРУДЕНЦИИ)
  6. Атлантизм как школа американской геополитики.
  7. Биосфера. Круговорот веществ и энергия в биосфере.
  8. Больной Черчилль лучше, чем никакой Черчилль
  9. В какой мере ребенок проявляет свою способность к саморазвитию? В чем Вы видите необходимость воспитания?
  10. В случае драматической иронии зрители знают больше, чем персонажи
  11. В чем заключается принцип теории внезапного возникновения языка?
  12. В чем заключается принцип теории языка жестов?


Последнее изменение этой страницы: 2016-03-17; Просмотров: 85;


lektsia.info 2017 год. Все права принадлежат их авторам! Главная